Женщина из Харьковской области вылечилась от коронавируса



Медсестру из поселка Боровая (Харьковская область) Надежду Блащук, которую опасный коронавирус настиг в гостях у ее друзей, проживающих в городе Кельне (Германия), выписали из немецкой клиники.

Полина Блащук, дочь 59-летней женщины, рассказывает, что сначала у матери заболело горло, начался сухой кашель, головная боль, тошнота, поднялась температура. Через несколько дней она начала задыхаться и потеряла сознание.

«Подруга мамы вызвала «скорую». В больнице сделали лабораторный тест — диагноз подтвердился. Коронавирус. Мы собрали силы и приготовились к борьбе, — говорит Полина. — На следующее утро маме стало совсем плохо. Она не могла нормально дышать. Ей дали кислородный баллон, подключили капельницы — это немного помогло. И тут внезапно маму решили выписать! «Вам уже лучше, дальше лечитесь дома». В немецкой больнице панически боятся коронавируса — это понятно. Но из-за этого выписывать человека, который час назад лежал с кислородным баллоном?! Мама сказала им, что из больницы никуда не пойдет. Силой ее выгонять не стали». 

По словам девушки, хорошее воздействие на медиков произвело письмо, которое прислали в больницу из Генерального консульства Украины в Дюссердольфе. В нем говорилось, что лечение пациентки Надежды Блащук находится на международном контроле. Правда, подчеркивает Полина, чтобы связаться с консульством ей пришлось «просидеть» на телефоне целый день. 

«Я не знаю, может, потому, что была суббота и очень много обращений, но трубку не поднимали нигде: ни на горячей линии Министерства иностранных дел, ни по номерам, которые ходят по фейсбуку для обращений при подозрении на короновирус, ни в посольстве. Звонила я почти целый день. Набирала, набирала, набирала, не теряла надежду. Уже поздно вечером наконец мне повезло. На одном из номеров ответили и записали мои контакты. И через час на моем телефоне высветился звонок из Германии. Девушка представилась: Марта Задворняк, консульский агент Генерального консульства Украины в Дюссельдорфе, — делится пережитым Полина Блащук. — Это была самая приятная беседа за день. Столь искренняя, сострадательная, хорошая дама — словами не передать. Она собрала всю информацию, пообещала держать ситуацию на контроле. Уже утром она лично позвонила моей маме, сказала, что мама не одна, о ней знают, и если возникнут проблемы — обращайтесь сразу к ней. Марта звонила нам почти каждый день — и мне, и маме».

Как отметила Полина, в больнице ее маме делали только поддерживающую терапию: парацетамол, капельницы с полезными растворами и для снятия интоксикации, а также кислородный баллон при необходимости. На финальном этапе назначили ингаляции. 

«Было очень плохо: сильнейшие головные боли, интоксикация, ставили капельницы постоянно. Страх появился у меня, паника. Боялась, что дети не смогут со мной попрощаться. Дышала кислородной маской, делали ингаляции, но интубация не потребовалась, — поделилась пережитым Надежда Блащук. — Я жива и победила коронавирус, этих пушистых скотыняк».

Дочь Надежды уверена, что за 11 дней побороть смертельный вирус ее матери помог оптимизм и поддержка родных и близких.

«Независимо, где человек болеет — за границей или в Украине — к нему вас не пустят. Поэтому поддерживать нужно дистанционно. В первую очередь, человеку нужно донести, что любое заболевание, и коронавирус не исключение, протекает волнами. За плохим самочувствием наступает хорошее, чтобы человек мог набраться сил, а затем опять плохая волна, которая сменится хорошей, — объясняет Полина Блащук. — Бывало, что мама после очередной волны даже не могла говорить, а через несколько часов голос становился почти веселым». 

Полина составила свою систему поддержки и поделилась с земляками.

Высвободить негативные эмоции. Позвольте человеку выговориться, рассказать о своих страхах, а при необходимости — поплакать. На данном этапе поддерживающей стороне важно просто слушать. Скажите: «Бояться — это нормально, плакать — это нормально. Ты человек — поэтому тебе страшно».

Напомнить о ситуациях, когда человек был сильным. Рассказывайте о подобных случаях в деталях и как можно больше. 

Например: «Бояться это нормально, и ты столько раз шла против страха! Ты очень сильная женщина! Помнишь, как я еще ребенком страшно заболела. Вы меня повезли в Харьков, в больницу. Но на полпути сломалась машина. Папа остался посреди трассы, а ты взяла меня — почти без сознания и дотянула до больницы на попутках, помнишь? Ты подняла на уши всю больницу, чтобы меня приняли, потому что врачи уже разошлись по домам. Помнишь, тогда сказали, что если бы меня привезли утром, я бы уже умерла? Я жива благодаря твоей силе! Ты умеешь бороться угодно! И на этот раз ты сможешь!»

Постоянно напоминайте, что человек не один со своей болезнью. 

«Я просила маму закрыть глаза, представить, что я лежу рядом и обнимаю ее. Говорила, что каждый раз, когда ей становится хуже, я представляю, что держу ее за руку, и чтобы она тоже это представляла», — вспоминает Полина Блащук.

Позитив. После того, как негативные эмоции высвобождены, дальше только шутки. Категорически запретите всем родственникам делиться с больным негативом. Доносите больному только положительную информацию.

«Очень важен эффект присутствия. Мы пользовались мессенджером. Там можно подсоединить всю семью и бонусом — смешные наклейки на лицо. Мы общались исключительно с наклейками на лицах! И маму тоже научили это делать, — вспоминает девушка. — В тяжелые моменты мама не могла много говорить, говорили в видео чате мы — смеялись с нашего вида, шутили. А мама просто слушала. В конце она начала улыбаться, а затем после того, как мы изобрели это положительное «лечения», ей стало намного легче».

Кроме того, говорит Полина Блащук, очень важно еще и самому не сойти с ума. Девушка советует общаться  с друзьями, выговариваться им или воспользоваться услугами психолога. 

Напомним, 28 марта Минздрав Украины подтвердил первый случай заболевания COVID-19 в Харькове. Известно, что возраст заболевшего — меньше 30 лет. Он недавно вернулся из Франции.  Кроме того, в Харькове есть еще пятнадцать подозрений на коронавирус. Среди них — один ребенок дошкольного возраста.