В Харькове полицейский пытался выкрасть одиннадцатилетнего мальчика, ожидавшего отца (фото)



Эта непонятная история произошла недавно в Харькове. Работник оперного театра Евгений Голубятников оставил своего 11-летнего сына на улице всего на пару минут, а когда вернулся, то увидел, что какие-то мужчины тащат мальчика в машину. Это все было похоже на похищение ребенка, если бы не одно «но». У одного из «киднепперов» оказалось удостоверение сотрудника полиции.

«У нас ориентировка есть на мальчика, который сбежал из дома и не хочет возвращаться»

Фото с сайта «Информбюро»

— Я вел своего сына в больницу, — вспоминает харьковчанин Евгений Голубятников. — У Семена в последнее время часто болела голова, ну я и решил отвести его на обследование. Мы проходили мимо оперного театра, в оркестре которого я играю. Говорю сыну: «Забегу на пару минут на работу по делам — и сразу же назад». Семен присел на ступеньки и принялся меня ждать.

Я даже и представить себе не мог, что в центре города днем может случиться какая-то неприятность. Все-таки сыну уже двенадцатый год. Меня не было на самом деле всего минуты три. И вот я спускаюсь по лестнице театра и вижу в окно, как какие-то мужчины схватили моего сына в охапку и куда-то его тащат! Я так испугался. Не помню даже, как оказался на улице: бежал вниз, перескакивая, наверное, через пять ступенек. Кричу незнакомцам: «Отпустите моего сына! Куда вы его тащите?» Мужчина остановился, посмотрел на меня и выпустил Семена. Второй решил сразу же уйти.

Сеня подбежал ко мне. Весь дрожит, перепуганный. Рубашка разорвана, на боку гематома.

«Кто вы такой? Что вы сделали с моим ребенком?» — спрашиваю. А сам готовлюсь мысленно к любому повороту событий. Откуда я знал, кто передо мной? Может, это бандит какой-то, который хотел похитить ребенка ради выкупа, а может, педофил? Всякое могло быть. Я читал, что в Киеве недавно какие-то мужчины пришли на урок физкультуры и уговаривали учеников поехать с ними… Но этот похититель оказался не бандитом, а… полицейским.

Незнакомец, который только что тащил куда-то моего ребенка, показал мне полицейское удостоверение, выписанное на имя Руслана Гарматкина (имя и фамилия изменены). Я удивился еще больше. Зачем полицейский хотел похитить моего ребенка?

Гарматкин начал оправдываться: мол, действовал по инструкции. «У нас ориентировка есть на мальчика, который сбежал из дома и не хочет возвращаться. Он очень похож на вашего сына». И показывает мне эту самую ориентировку.

Скажу так: мальчик, которого разыскивали, был похож на моего сына только тем, что он был одет в синие джинсы и босоножки! А разве мало мальчишек сейчас так ходят? Ну да, у беглеца и моего Семена — светлые волосы. Но мой сын — 150 сантиметров ростом, а тот, которого ищут — метр семьдесят!

Спрашиваю полицейского: «Что у вас за методы? Вы теперь так каждого ребенка будете на улице хватать? Вот вышел бы я сейчас из театра — сына нет. Где бы я его искал? Неужели нельзя было подождать вместе с моим сыном меня на улице? Зайти в театр? Позвонить по телефону, в конце концов?» Полицейский отмолчался.

Тут из патрульной машины, стоявшей неподалеку, вышел оперативник в форме, по всему видно — начальник над этим в штатском. Не извинившись перед нами, они сказал своему подчиненному, что им пора ехать. «Погодите, — говорю, — сейчас я вызываю полицию. Пусть ваши коллеги с вами разбираются». «У нас дела. У нас нет времени тут стоять и ждать», — ответил полицейский в форме и направился в сторону своей машины. «Погодите — а ребенка среди бела дня пугать — это чьи дела?» — кричу вдогонку.

Эти полицейские уехали. А я, глядя на своего сына, который все никак не мог успокоиться, все-таки решил позвонить в полицию. Сказал, что какой-то мужчина в штатском, назвавшийся полицейским, едва не украл моего ребенка.

Мне вежливо ответили, что оперативники уже выезжают. Но прошел час, а их все не было. Я позвонил снова. Опять где-то в пути. Когда заканчивался второй час ожидания — я позвонил в третий раз и пригрозил, что пожалуюсь в главное управление. На этот раз полицейские приехали через пять минут.

«Я кричал: «Помогите!» Но люди смотрели в нашу сторону и проходили мимо«

Фото с сайта «Информбюро»

— Сильно испугался? — спрашиваю 11-летнего Семена Голубятникова.

— Да, — отвечает мальчик. — Я не понимаю: я ведь сказал ему, что жду папу. Почему он меня схватил за руку и начал тащить? Я же не знал, что он полицейский. Он же был в гражданской одежде.

— Ты звал на помощь?

— Конечно. Я кричал: «Помогите!» Но люди смотрели в нашу сторону и проходили мимо. Я вырывался как мог. Правда, один мужчина все-таки вступился за меня. Подошел, сначала какое-то время смотрел на нас, а потом взял меня за руку и начал оттаскивать от того дядьки. «Куда ты ребенка ведешь? Оставь его в покое, сейчас полицию вызову», — говорил он. «Я сам полицейский, — ответил мужик, который тянул меня в машину, и показал удостоверение. — Этого пацана вся полиция Харькова ищет». Теперь они уже вдвоем начали тянуть меня. К счастью, вскоре вышел папа и отбил меня от них.

— Как вел себя полицейский, когда на улице появился твой отец?

— Он начал оправдываться. А еще он сильно матерился.

Фото с сайта «Информбюро»

— Это было ужасно! — говорит работница оперного театра Елена Першина, которая стала свидетельницей инцидента. — Я в театре веду хор мальчиков. Мои воспитанники как раз шли на репетицию, и я вышла их встречать. И тут — такое! На месте Семена мог оказаться любой из моих воспитанников. Потом, когда узнала, что мальчика среди бела дня собирался похитить полицейский — вообще долго не могла отойти от шока!

В полиции Харьковской области «ФАКТАМ» подтвердили, что Руслан Гарматкин — действительно их сотрудник.

— Он работает в ювенальной полиции. То есть занимается неблагополучными детьми, — ответили мне в отделе коммуникации Харьковской областной полиции. — Папа мальчика написал заявление в прокуратуру. Прокуратура отправила это заявление к нам в полицию. И сейчас мы проводим проверку. По результатам этой проверки будем принимать какое-либо решение в отношении полицейского.

— А Гарматкин отстранен от выполнения своих обязанностей на время проверки?

— Нет. Насколько нам известно, он продолжает работать.

— Какие-нибудь следственные действия проводились?

— Да. Была проведена экспертиза. Было определено, что мальчику были причинены легкие телесные повреждения.

— Я не намерен просто так оставлять это дело, — говорит Евгений Голубятников. — Буду следить за этим делом, пока полицейского не накажут. Хоть это касается моего сына, но на месте моего Семена мог оказаться любой мальчик, рядом с которым почему-то не оказалось родителей. Представляю, что бы им пришлось пережить, если бы к вечеру их сын не вернулся домой и его телефон не отвечал. Странные методы у нашей полиции. А ведь этот Гарматкин по долгу своей службы работает с детьми.

Фото с камеры видеонаблюдения

А поделиться?