В Харькове показали закулисную жизнь известного театра


Любите ли вы театр, как люблю его я? Во всём его живом многообразии, мне кажется, любой человек может найти то, что откликнется именно в нём. Помните, герой одного популярного советского фильма заявлял, что скоро не будет ни кино, ни театров – будет одно сплошное телевидение? К счастью, он ошибался – театр всё так же живёт и развивается, меняется, обретая новые формы и привлекая всё новые поколения зрителей. И даже если это добротная, проверенная временем классика, которую ставят в Академическом театре, – уверяю вас, это может стать чем-то абсолютно неожиданным и непредсказуемым. Хотите в этом убедиться? Тогда мы приглашаем тебя, дорогой читатель, побывать вместе с Командой «ИМХО» на репетиции спектакля «Кукольный дом», который готовится к показу в ‎Харьковском театре им. Пушкина.

Генрик Ибсен написал эту пьесу в 1879 году, но она не утратила своей актуальности и в наши дни. Современники писателя восприняли эту драму как манифест феминизма. Но смысл её гораздо глубже: речь идёт о свободе человеческой личности. Трагедия одной семьи сквозь призму общественной морали, с одной стороны, а с другой – ответственность каждого человека за свои поступки и решения. ‎

И вот на сцене, перед пустым, пока еще, зрительным залом рождается спектакль. До этого дня я даже не подозревала, сколько труда, терпения и внимания это требует от его участников. Каждая, казалось бы, мелочь имеет значение: интонация, жест, свет, расположение декораций. Всё это подвергается тщательному анализу и критике. Что получится в итоге? Скоро мы с вами сможем это узнать. Не хочу пока раскрывать все секреты, скажу только, что осталась под большим впечатлением от увиденного и с нетерпением жду премьеры.

А пока мы решили пообщаться с режиссёром спектакля и исполнительницей главной роли и задать им несколько вопросов.

Итак, знакомьтесь, Ольга Солонецкая – актриса Харьковского академического русского драматического театра им. А.С. Пушкина и театра «Новая сцена». Лауреат премии «Народное признание — 2005» в номинации «Театр», была признана лучшей актрисой 2004 года, а также лауреат многих всеукраинских и международных театральных конкурсов.

Ольга, расскажите, как Вы решили стать актрисой. Что подтолкнуло к этому?

Ольга Солонецкая: Как ни странно прозвучит, но подтолкнула борьба с комплексами. В детстве я была очень застенчивой и закомплексованной девочкой. Даже просто спросить в магазине о чем-нибудь продавца – для меня это было испытанием. И конечно, я никогда не думала становиться актрисой. После школы пошла учиться на переводчика. Но судьба распорядилась по-своему. Подруга подбила сходить за компанию на пробы в Народный театр, который был при одном из институтов. Я попробовала, и меня это всё так захватило! На сцену в первый раз выходила, преодолевая себя. Было очень страшно, тряслись колени. Но после первого же спектакля меня все начали убеждать, что мне надо учиться дальше, что это моё. Когда сказала родителям о своём решении, они не стали возражать – просто не верили в серьёзность этой затеи. Папа сказал: «Пусть поступает, всё равно не поступит». Но всё вышло иначе. (улыбается – прим.ред.). Уже 20 лет я на сцене.

Ваша героиня – Нора, какой Вы видите её? Совпадает ли Ваше видение образа с задумкой режиссёра?

Ольга Солонецкая: Да, у нас с режиссёром спектакля были небольшие расхождения по поводу Норы. Всё-таки разница в возрасте и жизненном опыте не могут не сказываться. Я вижу свою героиню глубоко влюблённой женщиной. Именно эта её способность жертвенно, самоотрешено любить толкнула на сильный поступок. Она любит – и этим всё сказано. Трагедия этой семьи, как и многих современных семей, в отсутствии общения. Мы не разговариваем друг с другом, по большому счёту. Мы зачастую решаем совместно какие-то бытовые вопросы. Но глубоко и доверительно – у многих пар нет именно такого обмена мыслями, чувствами, переживаниями. Именно это и приводит к таким трагедиям. Хотя, что ждёт именно эту семью – можно только гадать, финал остаётся открытым. Возможно, они осознают, что любят друг друга, смогут простить и примириться. Именно в этом я вижу особенность пьесы – возможность зрителю домыслить развязку самому, подумать над ней.

Сразу хочу сделать признание, что Ольга Турутя-Прасолова, постановщик пьесы, – одна из моих любимых режиссёров. Её работы для меня – как некий квест, в котором спрятаны артефакты. Мне очень нравится разгадывать тот смысл, который она всегда закладывает в цветовое решение, костюмы, декорации своих спектаклей. Именно об этом я начала свой разговор с ней.

Ольга, расскажите немного об оформлении «Кукольного дома». Я заметила, что в этот раз спектакль немного отличается от тех, что Вы ставили раньше.

Ольга Турутя-Прасолова: На самом деле, было очень сложно выстроить это пространство. Я обычно работаю с двумя-тремя цветами, а тут мне пришлось вносить больше красок. Для меня это не характерно и было тяжело. Но с другой стороны, это было интересно – ставить себе сложную задачу, сочетать цвета, которые не сочетаются. Конечно, в комфортных условиях творить удобно, но не так интересно. А когда есть препятствия, ты начинаешь понимать, способен ли на что-то большее. Нужно рисковать, пробовать. И вот я поставила на сцену целую кучу чашечек, тарелочек и ещё много разных предметов. Вообще я не люблю, когда на сцену выносится много реквизита, но тут сама история, её обстоятельства притягивают такое решение.

Кстати, зелёный цвет в пространстве – я не знаю, как он возник. Если вы заметили, он не яркий, не радостный, не тот, в котором приятно находиться. Я просто начала ассоциировать и поняла, что зелёный – он как такое болотце, в котором живут обитатели дома. И мне хотелось показать этот дом как тесное ограниченное пространство, которое будто в тисках держит Нору. А в финале – пустота. Потому что так всегда бывает, мне кажется, когда из дома уходит женщина. Я очень остро чувствовала это в детстве – когда дома нет мамы, то как будто там нет и жизни. Но вот она приходит с работы, и дом оживает.

Но ведь так сложилось исторически: женщина – внутренняя защита дома, а мужчина – внешняя. Вам не кажется, что всё в этой семье произошло именно так, потому что Торвальд, по сути, предал свою жену, свою семью, поставив выше неё мнение общества?

Ольга Турутя-Прасолова: На самом деле, смотрите, с чего сложился конфликт – с того, что Нора солгала. При этом, она солгала вроде бы на благо семьи, но ложь есть ложь. Прошло восемь лет, и все эти годы Торавльд был уверен, что он строит правильную семью, потому что все эти годы жена скрывала от него правду. И проблема началась именно тогда, когда она начала врать.

Вообще, мне кажется, что во многих семьях нет привычки общаться – есть привычка терпеть друг друга. Если ты на всё, что тебя не устраивает, закрываешь глаза, если ты покорно принимаешь всё, то это рано или поздно приводит к распаду личности или семьи.

То есть, Вы считаете, что во всём соглашаться с партнёром – это приводит к обоюдному распаду?

Ольга Турутя-Прасолова: Ну конечно, нужно находить общее решение. То есть эта пьеса не о нарушении прав женщины, а о нарушении вообще человеческих прав. Тут, если подумать глубже, речь идёт не о несчастной женской доле, а о трагедии целой семьи. На самом деле, Ибсен писал, что это пьеса о свободе – свободе выбирать быть счастливым, свободе говорить о том, что тебе нравится или не нравится. И для меня была важна именно мысль осознания своего решения. Связать жизнь именно с этим человеком, родить троих детей – это твой выбор, ты сам так решил. Всё, что мы делаем, – мы сами за это отвечаем. В нашей ментальности обвинять государство, соседей, родителей – это кто-то виноват, но не я. Нет – это ты. Ты сам создал свою жизнь.

Какой вывод сделаете именно вы, посмотрев спектакль, премьера которого состоится уже совсем скоро? Возможно, он будет совсем противоположным тем мнениям, что прозвучали здесь. Но главное – вам будет, о чем поговорить и подумать после просмотра, имхо.

© Катрин Брайт

Фото: Виктор Высочин

А поделиться?