В Харькове открыли портал в мир театра


В Харькове состоялся показ экспериментальной постановки пьесы А.П. Чехова «Чайка», которым открыли малую сцену театра Пушкина – ПОРТАЛ НА ГОГОЛЯ 8. Поставили спектакль Арт-платформа «СОЛЬ» (театр, созданный на базе выпускников актерского курса Л.В. Садовского – «Мастерская 55» и ХНУИ им. И.П. Котляревского) и молодой режиссёр Ольга Турутя-Прасолова. Команда «ИМХО» побывала на допремьерном показе и спешит поделиться с Вами, дорогой наш читатель, впечатлениями и послевкусием, которые остались от этого совершенно необыкновенного действа.

Сразу хочу начать с чистосердечного признания: я никогда не читала «Чайку» и не видела ни одной её постановки. Так что для меня это был тоже своего рода эксперимент – увидеть, понять, почувствовать то, что я, как предполагается, должна понимать и знать, имея уже свои базовые настройки на это произведение.

Это достаточно сложные ощущения, когда, сидя в зрительном зале, ты понимаешь, что все, кроме тебя, имеют своё уже сложившееся представление об этой пьесе. И только ты – как чистый лист: «Вписывайте, господа актёры, в меня что хотите. Вы ведь даже не представляете, какая на вас сейчас лежит ответственность – вам не просто предстоит доказать искушенному зрителю, который пришёл к вам на премьеру, что ваше прочтение имеет полное право на существование. И что, возможно, сам Антон Павлович рукоплескал бы вам стоя. Нет, вам предстоит положить мне «Чайку» в открытые ладони: живой, тёплой, трепещущей. Именно с вашей «Чайкой» я буду сверять все мои последующие просмотры и прочтения… Или не буду. Возможно, мне после вашего спектакля никогда больше не захочется возвращаться к этой пьесе».

Я сижу в зрительном зале и ощущаю себя ребёнком. Помните эти детские переживания в ожидании подарка к празднику? Что подарят – что-то нужное, полезное и скучное, или случится чудо, и ты получишь в дар нечто такое, о чём будешь вспоминать потом долгие годы с ощущением теплоты и волшебства.

В зале гаснет свет, и чей-то лукавый насмешливый голос возвещает о том, что пьеса начинается: «Люди, львы, орлы и куропатки, выключите, пожалуйста, средства мобильной связи…». Этот голос так соответствует сейчас моему внутреннему настрою, что я моментально забываю о своих сомнениях. Спектакль начинается. Я смотрю, слушаю, я не могу поверить, что вот так можно ставить классику. Сказать, что актёры решили поиграть?.. Звучит нелепо – на то они и актёры, чтобы играть на сцене. Но это всё выглядит так, как будто каждый из участников спектакля выпустил на волю своего внутреннего ребёнка и разрешил ему дурачиться в своё удовольствие. И мне вспоминается фраза писательницы Урсулы Ле Гуин: «Взрослый творческий человек – это ребёнок, который выжил».

Забегая немного вперёд, я скажу, что, возможно, это самое правильное решение – поставить «Чайку» именно так. Ведь речь в ней идёт о творчестве. Не только о театре и театральной жизни, но, на мой взгляд, о людях, для которых творчество сродни болезни, от которой невозможно вылечиться – с ней нужно научиться жить. Или умереть. О терзаниях художника, который пытается найти «свой язык», себя настоящего. О том, что мало иметь дар – нужно иметь/взрастить в себе характер, терпение, желание продолжать и не сдаваться.

И здесь мне очень пришлась по душе находка режиссёра – раздвоить образ Константина Треплева, в котором, по задумке Чехова, воплотился образ «художника нового времени». Персонажа Треплева играют сразу два актёра, показывая одновременно двойственность его натуры – «взрослый Константин Гаврилович» и «внутренний ребёнок Костя». Кто из них двоих привёл Треплева к трагической развязке – тут уж каждому зрителю стоит решать самому.

Ещё одно интереснейшее воплощение образа – это Сорин, ставший в постановке… «чучелом». Ну а кем ещё становится человек, живущий в полной бездеятельности? Человек, который когда-то хотел стать писателем, научиться красиво говорить, но не осуществивший ни одной своей мечты. Этот персонаж, как сама духовная внутренняя неудовлетворённость. И этот символ – «Сорин» не актёр, не человек, а кукла. Это то, во что превращается личность, которая больше не имеет никаких желаний, никаких стремлений.

Конечно, хочется рассуждать вслух очень много. Эта постановка даёт вообще очень много пищи для размышлений. Но лучше будет, если вы сами захотите пойти посмотреть и составить своё представление. У вас ещё есть такая возможность до конца марта. Скажу, что я раскрыла далеко не все секреты и сюрпризы, которые ждут вас в этом необычном спектакле. После его допремьерного показа, мы пригласили к разговору режиссёра Ольгу Турутя-Прасолову и попросили её ответить на несколько вопросов для читателей «ИМХО».

Ольга, розкажіть трохи про себе нашим читачам.

За першою освітою я майстер театральної та кіно-ляльки. За другою – режисер театру ляльок. Після перемоги в конкурсі молодих режисерів і постановки в театрі Франка (Київ), отримала пропозицію від директора Харківського академічного російського драматичного театру імені Пушкіна – Сергія Анатолійовича Бичко. Прийняла пропозицію з радістю – невідомих режисерів важко сприймають в державних театрах. Все зайнято, і навіть разові постановки розписані на декілька сезонів вперед. Вдячна за таку можливість.

Чому Ви обрали саме «Чайку» для постановки?

Коли стало питання про постановку, виявилось, що в репертуарі Театру російського драми немає жодної вистави російських класиків. Я не маю плану, що далі ставити, завжди вирішую по ситуації. Так ми з Сергієм Анатолійовичем вирішили, що на цих крилах або вгору, або вниз.

Коли вивчали «Чайку» в університеті, пам’ятаю, намагались розшифровувати монолог Ніни. Цікаво було повернутись до цього невиконаного завдання, але тепер я знала, про що цей монолог. Виявилось, якщо з нього виокремити художні вислови, залишається чисте звернення до читача, чи глядача. У нашій виставі він звучить тричі, останнього разу – з вуст самого Кості, бо він і є автором цього монологу. Це і стало ключем, який відкрив і всі наступні загадки, що залишив Чехов.

Ви думаєте, що після стількох постановок, прочитань та інтерпретацій, «Чайка» ще не до кінця розкрила свої секрети?

Так, і всі постановки подібні одна до одної. А, можливо, Чехов пожартував?

Поділіться з нами своїми творчими планами.

Про плани поки що нічого не хочу говорити. Хотілося б попрацювати з основним акторським складом Театру рос. драми. Є надія продовжити співпрацю з театром «СОЛЬ», бо це особливе задоволення. Також є мрія поставити казку.

И напоследок не могу не вспомнить еще об одном штрихе, который добавляет индивидуальности этой постановке, – я говорю о цвете. В костюмах и реквизите преобладают белые и синие тона. Для меня это – как символ мечты. Как общее ощущение жизни – вечное стремление к полёту, имхо.

© Екатерина Чернова

Источник фото: https://vk.com/teatr_pushkina

А поделиться?