Три важных темы в обсуждении трагедии в Харькове


Игорь Тышкевич, «Хвиля»

26.10.2017 11:50

​ДТП в Харькове, ход его расследования продолжает живо обсуждаться в СМИ и социальных сетях.

Некоторые комментарии, заявления, заставляют задуматься над особенностями восприятия реальности как минимум частью общества. А это, в свою очередь, заставляет задуматься над незаметными и даже привычными вещами, делающими повторение трагедии лишь вопросом времени.

1. ДТП, правила дорожного движения и наказание.

Правила дорожного движения существуют для того, чтобы их нарушать — эту фразу за последние пару лет я слышал не один раз. Смею утверждать, что она для, по крайней мере части жителей страны является нормой поведения на дороге, независимо от наличия и стоимости автомобиля.

Самый простой пример — пешеходы. Остановитесь на любом перекрёстке со светофором и посчитайте количество людей, переходящих дорогу на красный и на зелёный свет. Большинству просто наплевать на светофор – по крайней мере, такое впечатление сложилось у меня по результатам наблюдений в Киеве и некоторых других крупных городах. Гражданин, считает, что ему нужно пройти — он идёт. Беда в том, что если этот гражданин купит автомобиль, его восприятие мира не изменится — он будет ехать, стараться проскочить, если «ему будет нужно», и, даже «просто так».

Немного выпил — можно и за руль – тоже распространённая практика, особенно, когда нужно ехать с праздника, встречи с родственниками, друзьями, домой. В данном случае риск не только для себя, рискуют окружающие, те кто едет по дороге, стоит вдоль маршрута такого водителя. Стоимость автомобиля, место работы «выпившего» тут не играет никакой роли — он может лишь создать аварийно-опасную ситуацию, само ДТП произойдёт с другими транспортными средствами, трупами станут «другие люди».

Ограничение скорости, так это вообще для «лохов», тем более, что можно потом полицейским душу вынимать вопросами про сертификаты технических средств фиксации, помнить про заветные «+20» к знаку и так далее. Хотя, с точки зрения безопасности (состояния дорожного полотна, обзора, ширины полос), быстрее 100 км/ч в Украине можно ехать, в лучшем случае, по одной-двум трассам.

Перечень можно продолжать очень долго, но суть в том, что ПДД придумали ради того, чтобы в живых осталось больше участников движения и пешеходов, а за практически каждым ограничением «стоит надмогильный крест». Например, за 8 месяцев 2017 года общее количество ДТП превысило 102 тысячи, что на 9,4% больше, чем за аналогичный период 2016. Количество смертей на дороге за тот же период — 1997 человек (рост на 2,4%). По результатам года, если сохраниться динамика (и будет «традиционный» осенний рост числа жертв), украинцы на дорогах убьют не менее 4 000 украинцев, по крайней мере за последние годы ни разу не было зафиксировано меньшего числа. Для сравнения, за весь период российской агрессии, на востоке Украины погибло (по данным проекта «книга памяти») 3645 защитников страны.

Увы, цифрами можно пугать сколько угодно, но мы сами почему-то, нарушая, верим, что «нас пронесёт». При этом подвергаем опасности даже самых дорогих нам людей. Не верите? Посмотрите сколько детей ездит на переднем сидении, либо сзади, стоя и наблюдая за дорогой. В случае резкого торможения (даже не столкновения) все эти детки, которым любящие родители пошли навстречу, потенциальные трупы. А мамы и папы вместо красивых рубашечек, платьев, будут выбирать красивые гробики. Естественно, винить в произошедшем они будут кого угодно, но только не себя.

Поэтому когда мы обсуждаем наказание, необходимо помнить о том, что оно имеет эффект лишь в случае своей неотвратимости для всех. Поэтому даже публичные наказания «мажоров» ни к чему не приведут, пока, образно говоря, не начнут штрафовать пешеходов за переход на красный свет. В противном случае, посади хоть всех богачей, разбогатеют другие, с теми же привычками и ситуация вернётся «на круги своя», с 4 тысячами трупов на дороге в год.

Товарищ Зайцева за последние 2 года, если верить опубликованным в СМИ данным, как минимум 6 раз привлекалась к ответственности за нарушение ПДД (4 раза в 2016 и 2 в 2017 году). На этом мы подходим к рассуждениям о системе наказаний, точнее о их несистемности. Системный подход в данном случае должен выражаться в том, чтобы «выдавливать с дороги», делать невыгодным и/или невозможным дальнейшее нарушение правил. То есть не разовые «штрафы», а использование прогрессирующей шкалы, вплоть до лишения права управления транспортным средством.

Если не будет такой системы, которая работает «по всем», и бедным, и богатым, которая то даже самый жёсткий приговор к «мажору» не даст ровным счётом ничего — трагедия повториться вновь. Вот вам ещё пример из того же Харькова – буквально через несколько дней после трагедии в городе за вождение без прав и в состоянии алкогольного опьянения был задержан виновник трагедии 2008 года. Тогда, напомню, внедорожник снёс остановку общественного транспорта, в результате чего 6 человек было убито. Человек отсидел 7 лет, вышел по амнистии, сел за руль и принялся за свое.

2. Версии ДТП и поиск виновных

Мы любим говорить о правовом государстве, но забываем, что признаком такового являются две интересные и малопонятные, с первого взгляда, особенности:

Вину человека признаёт суд и только суд (за исключением случаев когда тот сам признал себя виновным в досудебном порядке);
Расследование обстоятельств дела, не предполагает оглашения всех фактов и обстоятельств — есть такое понятие как тайна следствия;

И, наконец, расследование занимает определённое время и зачастую приводит на скамью подсудимых, на первый взгляд, абсолютно непричастных людей. Наспех состряпанное дело элементарно разбивается в суде мало-мальски грамотным адвокатом, и, уж точно не сможет выявить всех причастных.

С одной стороны можно подумать, что написанные выше фразы являются «подводкой» к оправданию госпожи Зайцевой. Я не буду спешить с обвинениями, но предлагаю пройтись по аргументам родственников и друзей «юной автомобилистки», от столкновения с машиной которой погибли люди.

Сразу же после трагедии отчим фигурантки дела начал сыпать версиями и комментариями. С одной стороны давил на жалость — мол ребёнок переживает и уже день как не кушала (забывая, что тем, кто отошёл на свет иной уже не суждено «кушать» вообще). Но даже эта фраза нашла своих поклонников, которые начали приводить, в том числе параллели из Нового Завета «киньте камень первым, кто сам без греха», говорить о возрасте, в котором все «чудили». Но что ни говори, молодой человек полностью ответственен за свои действия с 18-и лет — таков закон. Если «защитники» считают иначе — пусть требуют изменения законодательства.

Далее следуют версии, одна краше другой, но все они кладутся в канву, которую описал в тексте по трагедии в детском лагере «Виктория»: «В случае ЧП ответственность спихивают «сверху вниз», но до этого никто, уже по направлению «снизу вверх» так же не хочет брать ответственность. И это проблема, потому что какие бы прекрасные не были нормы, законы, есть простой человек, который боится или считает, что «якось буде»».

Родственники сидевшей за рулём «Лексуса» девушки сразу проявили признаки типичного поведение типичного гражданина нашей страны – попытку спихнуть вину, найти крайнего. В данном случае «коса нашла на камень» — столкнулись две достаточно дорогие машины (что предусматривает наличие денег и/или связей у самих водителей и/или их родственников), в результате чего убиты пешеходы, которые находились на тротуаре. То есть водитель «Туарега» может за себя постоять, а пешехода на тротуаре «сделать виновным» сложно даже для ушлого адвоката.

Зато появились другие версии — девушке, мол, стало плохо за рулём, у неё были проблемы со здоровьем. Прекрасный ход, но в таком случае имеем не смещение ответственности «в никуда», а расширение круга кандидатов на «виновных» в трагедии. Ведь, если действительно 20-и летняя девушка имеет такие проблемы со здоровьем, то:

возникают вопросы к комиссии, которая выдала ей медицинскую справку для получения прав. То есть, подписавший бумажку доктор опосредованно стал убийцей нескольких граждан страны — он допустил к управлению лицо, не способное контролировать автомобиль.
возникают вопросы к родителям и родственникам — если они знали, что у «девочки так плохо со здоровьем», то допускать её в автомобиль они должны были, грубо говоря, лишь на заднее сиденье и с кислородным баллоном в руках. А уж за руль ни в коем случае. Таким образом тот же отчим тоже опосредованно становится виновником смерти харьковчан.
сама госпожа Зайцева, если она знала о состоянии своего здоровья уж никак не должна была ни садиться за руль, ни, тем более, гнать по городским улицам с явным превышением скоростного режима. Тоже есть деяние, есть трагические последствия, должна быть ответственность.

Остаётся ещё пару тем, которые, думаю, будут подняты адвокатами. Среди таковых может всплыть, например, состояние проезжей части (мол, асфальт плохой — «кинуло» девочку). Но в этом случае тоже имеем ответственность водителя, который не учёл состояние дороги и, естественно, поиск ответственных за ремонт улиц.

Могут заговорить о техническом состоянии самого транспортного средства. Тут вообще поле непаханое — в своё время значительная часть автомобилей в стране «без взятки» не могла пройти техосмотр и доблестные народные депутаты не придумали ничего лучше, как отменить его прохождение в принципе, оставив норму лишь для коммерческих автомобилей. В результате сегодня:

мы знаем, что многие не ездят а летают, но доказать невозможно, поскольку у полиции практически нет сертифицированных приборов контроля
мы догадываемся, что не менее половины автомобилей на дорогах — хлам, но доказать это невозможно.

Подход «нет данных — нет проблемы» гениален по сути своей, но в таком случае я не пойму почему депутаты ВР аналогичным образом не запретят слово «экономика» – ведь то, чего «нет» не может быть в кризисе.

Но это, как вы поняли, сарказм. В реальности техосмотр существует не для того, чтобы висела бумажка и даже не для того, чтобы выявить все неисправности автомобиля. Суть данного подхода в том, чтобы убедиться, что авто безопасно для других участников движения. Поэтому проверяют правильное выставление света фар (чтобы не слепили встречных), тормоза и даже выхлоп. Последнее — забота об окружаюших, которые всем этим дышат.

Но вернёмся к харьковскому ДТП: в нашем случае это так же не снимает ответственности, а лишь расширяет круг потенциально виновных, включая в него кроме водителя (который обязан убедиться в исправности авто), мастера, проводившего обслуживание автомобиля.

Я специально расширил круг «версий защиты», чтобы подойти к главному — ответственности за свои действия. Мы жалуемся на коррупцию и говорим, что можно «купить медосмотр», при введении техосмотра, «купить» и его, любим рассуждать о воровстве на дорогах. Это всё есть и будет, но это будет исчезать:

после первой реальной посадки доктора за выписанную справку-допуск больному человеку
после того, как даже за невыставленный свет фар будут приходить повестки в суд на станцию, которая проводила техосмотр автомобиля
после того, как в случае ДТП на плохой дороге, суд признает виновным не только водителя, но и руководителя службы, которая эту самую дорогу обслуживает.

Проще говоря, ситуацию исправит не «размытие» ответственности и поиск крайнего, а, наоборот, введение реальной ответственности за свои действия. На нашем примере, если даже виновный (виновная) будут признаны больными, которые не удержали неисправный автомобиль на плохой дороге, привлекаться будут и они, и доктора, выписавшие справки о допуске к управлению, и сотрудники автосервиса, и дорожники, и, даже родители, давшие «такому больному ребёнку» автомобиль. Не «или», а именно «и» — каждый своё, каждый за своё.

Если не будет создаваться система ответственности за свои поступки, то трагедия, в том или ином виде повториться вновь.

3. Суд, досудебные игры

Уже прошла информация, что родственники ищут пострадавших, чтобы оказать тем помощь – похвальная практика, которая может свидетельствовать о том, что семья виновных ищет возможности загладить вину. С другой стороны это может быть косвенным подтверждением чувства вины – если ты сам пострадавший в результате ДТП, то нелогично искать себе подобных и предлагать тем деньги. Ради объективности, замечу, что исключать «души прекрасное порывы» никак нельзя – стремление к святости тоже может иметь место.

Суть не в компенсации, в конце концов она прописана в законах Украины, где при наступлении инвалидности либо в случае потери кормильца, должна выплачиваться ежемесячная помощь от страховой компании или/и от виновного в ДТП. В конце конце концов, это «по людски». То есть и выплата компенсации и её получение — нормальны. Ненормально другое — связывать возмещение вреда и ответственность гражданина за свои действия.

Допустим, в нашем случае найдут родственников, помогут в похоронах ушедших на свет иной, лечении выживших. Вот в этот момент начнётся самое серьёзное испытание как для самих пострадавших так и для судебной системы.

Очень часто в Украине начинают «давить на жалость» — мол «родственника вам уже не вернёшь, а девушке/парню жизнь калечить не стоит». Фраза «сердобольных» украинцев встречается настолько часто, что стала уже одним из стандартных кейсов для адвокатов. Алгоритм прост: в обмен на определённую сумму денег родственники у нотариуса пишут письмо, что претензий к виновнику не имеют и в будущем иметь не будут.

Формально, компенсация вреда и ответственность за ДТП разные вещи, но представители потерпевшей стороны достаточно часто после «похода к нотариусу» вдруг проявляют «библейское человеколюбие», выступая более красочно, чем профессиональные адвокаты. Судья, естественно, «входит в положение» и виновник ДТП отделывается «лёгким испугом».

В таком случае имеем банальную торговлю ещё не остывшим трупом, которая является признаком деградации обоих сторон. Одни продали, немного поторговавшись в «коридорах» труп, тем самым способствуя уходу от наказания виновника. Вторые «купили молчание» и частично «купили индульгенцию» — они поняли, что в любом случае с большинством жителей прокатит «кину немного денег – заткнётся». Судья своим решением «закрепил» порочную практику.

И вновь имеем ситуацию, в которой обсуждение вероятности повторения трагедии переходит из разряда «если» в разряд «где и когда».

Вместо заключения

Давать рекомендации в этом тексте я не буду — есть три аспекта, которые имеют отношение не только к данному ДТП, но и к нашей жизни, помогая, в том числе в поисках ответа на вопросы «почему я так живу»:

— Отношение к правилам (не только дорожного движения) делает невозможным (или очень трудным и долгим) трансформацию страны. Отвечать за свои действия должны все, независимо от уровня доходов и социального статуса. Нормы закона работают лишь тогда, когда ответственность за их нарушение гарантирована. Не нравится закон — меняй, выбирай тех, кто его поменяет. Других путей нет.

— Ответственность за свои поступки. Да, за то как ты живёшь, что с тобой происходит, ответственен ты и никто другой. Пока пытаешься «указать на другого», выбрать «крайнего» — можешь быть уверен, что на тебя тоже будет кому показать и рано или поздно крайним окажешься сам, будешь отвечать за других.

— Войти в положение и немного получить денег в обмен на позицию по тому или иному вопросу… Это, увы, привычная картина, начиная от денег на выборах и заканчивая общенациональными кампаниями «а давайте дадим части граждан немного бабла под праздник» — разово получается дешевле, чем создавать условия для экономического роста. Граждане берут и радуются, выбирают, не понимая, что в любом случае на них сэкономили. Не понимают и то, что в следующие 5-7 лет никто кроме них самих не будет виноват ни в уровне доходов ни в общем качестве их жизни — они получили деньги сразу и не задавали лишних вопросов.

Дальнейшие выводы каждый вправе делать сам. Я написал то, что думаю.

А поделиться?