Школьников не будут оставлять на второй год

Июль 12, 2019 12:42



Без репетиторов и второгодников – в Украине внедряются новые стандарты обучения. Какие новации ожидают школьников и их родителей в новом учебном году, и как восприняли харьковчане инициативу Министерства образования и науки?

На второй год – только с разрешения родителей
Министерство образования запретило оставлять учеников на второй год без разрешения родителей. Прежде всего это касается учащихся первых и вторых классов – согласно Порядку перевода учащихся (воспитанников) учреждения общего среднего образования в следующий класс, утвержденному приказом МОН №621 от 8 мая. Таким образом, учеников первого или второго классов могут оставить на второй год только после обращения родителей или их законных представителей в школу.

Учеников 3–8 классов могут оставить на повторное обучение, если по результатам годового оценивания они получили начальный уровень результатов обучения (1–3 балла) в изучении украинского языка, математики, алгебры или геометрии (в классах с обучением на языках коренных народов и языках национальных меньшинств этот перечень дополняется языком обучения). Но такие учащиеся могут быть и переведены в следующий класс для получения образования по индивидуальному плану в изучении предметов, по которым они показали начальный уровень результатов обучения.

Решение о повторном обучении принимают педагогический совет школы и один из родителей ученика. В то же время, повторно учиться в одном и том же классе начальной или базовой школы можно только один раз.

Бессмысленно переводить ребенка, который ничего не понимает
Родители харьковских ребятишек воспринимают такую новацию неоднозначно.

Например, мама пятиклассника Татьяна считает, что отдавать решающее слово родителям в этом вопросе неправильно.

– Ну какой смысл ребенку, если он ничего не понимает из происходящего на уроке, вообще не включается в учебный процесс, переходить в следующий класс? Ему на уроках скучно, он начинает творить что попало, отвлекает на себя внимание детей. Он выматывает учителя, который уже не дает классу положенных знаний, потому что весь урок занимается этим хулиганистым учеником. А ребенку просто скучно, потому что он ничего не понимает. Заставить же шестилетку, которому неинтересно происходящее, сидеть за партой практически нереально. Страдают все дети в классе, потому что не получают качественной информации, – говорит Татьяна.

По ее мнению, решение должны принимать школа и аттестационная комиссия.

– Допустим, учитель пишет заявление, что этот ребенок не может продолжать обучение в следующем классе. Собирается комиссия с привлечением департамента образования, каких-то сторонних организаций – для объективности процесса и оценивают его уровень знаний, способность воспринимать информацию. И оставляют его в том классе, которому его развитие соответствует.

Вопрос в адекватности родителей
Мама троих детей Лариса Манерко считает, что согласие родителей будет нелишним.

– Сейчас родители несут более серьезную ответственность за будущее своего ребенка. Но вопрос в адекватности самих родителей. А они сейчас настолько разные, что иногда просто удивляешься. – говорит Лариса. – Ответственные мама и папа осознают, что ребенку с этим жить. И если действительно есть предпосылки к тому, что его стоит оставить на второй год – нужно оставлять. Ребенок не успевает по программе, и если перевести его в следующий класс, он не потянет новую нагрузку, а это может негативно сказаться и на его интеллектуальном развитии, и на психике – ведь он будет худшим среди худших. Поэтому, конечно же, родители сами должны принимать решение по этому поводу, а мнение учителей должно носить рекомендательный характер. Если учитель рекомендует, родитель может провести независимое оценивание своего ребенка, если в каких-то вопросах не доверяет педагогу. Но с учетом того, что сейчас 12-летнее обучение (в соответствии с приказом МОН, повторное обучение возможно для учащихся 1–8 классов. – Прим. ред.), если ребенок будет проводить по два года в одном классе – это ж сколько он будет сидеть на школьной скамье?

Второгодник – это приговор
А вот папа двух деток школьного возраста Богдан Первухин категорически против того, чтобы детей оставляли на второй год, и считает этот метод негуманным.

– Поделюсь личным опытом. Во втором классе меня оставили на второй год по состоянию здоровья – несколько месяцев я пролежал в больнице, потом мне назначили препараты, которые тормозили мозговую деятельность. Для меня это была трагедия, которая оставила свой след на всю жизнь. Второгодник – это как приговор. Поэтому я вообще категорически против, чтобы детей оставляли на второй год – это очень негуманный метод, – говорит он. – Учитель в этом случае просто расписывается в своем бессилии, а он должен приложить все усилия, чтобы максимально «подтянуть» своего «проблемного» ученика. Проще всего махнуть на ребенка рукой, а вот вытянуть его – это под силу лишь действительно настоящему учителю и педагогу.

Правозащитник: решение должна принимать независимая комиссия
Правозащитник Константин Карелов ставит под сомнение, что в этом вопросе стоит опираться на мнение родителей.

– Первый год в школе – это период адаптации, понимания того, насколько успешен ребенок в восприятии той или иной информации. Что касается родителей, у них субъективное мнение. Понятно, что каждый из них встанет на защиту своего ребенка, и объективного отношения к ситуации не будет, – говорит Константин Карелов.

По мнению правозащитника, решение должна принимать даже не администрация школы, дабы не оказывалось давления на этого ребенка и его родителей, а независимая комиссия, в которую обязательно должны входить психологи, представители системы образования.

– Допустим, если это город, стоит приглашать педагогов из области – и наоборот. Чтобы у них не было системной подчиненности, – уточняет он.

При этом Константин Карелов не исключает, что оставление ребенка на второй год может стать поводом для буллинга.

– Ну представьте, ребенок старше окружающих, он попадает в другую среду – не будет ли это провокацией для буллинга? То есть вопрос уже не только в успеваемости, речь идет о социальном статусе ребенка, – говорит он.

Учитель не может быть репетитором своего ученика
Кроме того, в Украине озаботились вопросом частных уроков, которые школьные учителя дают своим ученикам, и решили запретить репетиторство. Правда, с оговоркой – репетитором не может быть учитель, который непосредственно учит ребенка в школе.

Министр образования и науки Лилия Гриневич отметила, что никогда не планировала запретить учителям заниматься репетиторством.

– Репетиторство невозможно запретить хотя бы той точки зрения, что дети имеют индивидуальные учебные потребности и могут нуждаться в том, чтобы учиться дополнительно и использовать дополнительное учебное время с кем-то отдельно, вне учебы в школе, или, например, изучить еще один язык на дополнительных учебных занятиях, – сказала она.

Лилия Гриневич назвала неправильной практику, при которой потенциальный репетитор является учителем ребенка, поскольку она создает прецедент для конфликта интересов.

– Иногда учитель не работает как положено на уроке, чтобы дети приходили к нему на индивидуальные платные занятия. Это позорное явление! – утверждает чиновник. – То есть учитель, который непосредственно учит ребенка в школе, не может быть репетитором – это конфликт интересов.

В связи с этим МОН уже обратилось к школам и в письменном виде объявило это нарушением.

В то же время, уточняет Лилия Гриневич, школа имеет право предоставлять образовательные услуги на платном основании легально, включая индивидуальное обучение с детьми, что будет учитываться, как урок.

– С родителями заключается договор о предоставлении платных образовательных услуг, – уточнила она.

При этом она отметила, что есть опыт детей, которые, не пользуясь услугами репетиторов, имеют очень высокие результаты внешнего независимого оценивания.

– Все зависит от школы, среды и от настойчивости самого ребенка, – считает глава МОН.

Нужны ли учителю платные уроки
Лариса Манерко с заявлением профильного министра не согласна.

– Здесь я не могу согласиться, – говорит она. – Если ребенок проболел две недели, пропустил какую-то тему, запретить ему идти на дополнительное обучение к тому учителю, который ведет этот предмет, считаю неправильным. Почему я не могу отдать ребенка к своему же учителю, чтобы он «подтянул» его по какой-то теме? Ведь у каждого учителя – свой подход, своя специфика преподавания. Ребенок к нему привык, притерся, но вынужден идти к другому учителю заниматься дополнительно. Должно быть право выбора. Никто же не обязывает родителей отдавать ребенка на дополнительное обучение именно к этому учителю – родитель сам выбирает репетитора. А вот запретить занятия с конкретным учителем – это неправильный подход.

А вот Богдан Первухин новацию поддерживает, поскольку негативная практика в школах, по его словам, есть.

– Мало того, что учитель может специально занижать оценку, дабы вынудить ребенка к дополнительным платным занятиям, он способен и завысить ее, уже, будучи у этого ученика репетитором, – говорит он. – Учитель может быть репетитором, но только если он из другой школы. В таком случае родители увидят реальный результат вложения своих денег – такой репетитор никак не сможет повлиять на объективность оценки ребенка, с которым занимается. 

Что же касается платных уроков, то, по словам Татьяны, учителя не особо-то в них и заинтересованы.

– У нас были платные уроки английского – 160 гривен с ребенка в месяц. Ходили на них условно 20 человек. То есть в сумме – 3200 гривен. Из них учитель получил всего 200 гривен. Ему это вообще не интересно, зарабатывает именно школа, – говорит Татьяна. – Так что из-за этого учитель не станет специально недоучивать ребенка.

Правозащитник: повышать уровень знаний, а не оценку
– Учитель не может быть репетитором ребенка, у которого он преподает. Это совершенно правильная ситуация. Не должно быть зависимости образования от того, каким образом ребенку доносится тот или иной предмет со стороны преподавателя, – говорит правозащитник Константин Карелов. – Это вовсе не ограничит дополнительный заработок учителя. Он вполне может заниматься с ребенком из другой школы.

А быть репетитором своего ученика – это, по словам правозащитника, очередной виток коррупции.

– Очень легко преподавателю создать ситуацию, чтобы убедить родителя, что ребенок не дотягивает до среднего уровня: он у вас не успевает, он у вас медлительный и т. д. А дальше идет ненавязчивое предложение: я могла бы, конечно, потратить лишнее время на вашего ребенка, хотя и очень занята, но если вас интересует результат… Сегодня, к сожалению, это действительно практикуется преподавателями. Естественно, родитель приходит благодарить, а у ребенка, соответственно, повышаются оценки. Но это вовсе не говорит о том, что повысился уровень его знаний. То есть объективного оценивания в этой ситуации нет, а есть покупка оценок родителями у данного преподавателя.

При этом Константин Карелов задается вопросом: каким образом МОН собирается это контролировать?

 – Проконтролировать это можно только тотальным введением системы видеонаблюдения в учреждениях образования, что сейчас и делается, – говорит правозащитник. – И возможностью появления альтернативных учебных заведений.

Нарушаются права родителей и детей
В системе, которую предлагает МОН для легального предоставления школой платных услуг, Константин Карелов видит нарушение прав родителей и детей.

– Вот я привожу в школу ребенка, и директор мне выставляет условия. Мол, у нас в школе вот такие правила: если вы хотите, чтобы ваши дети учились хорошо – платные занятия. Но эти же условия будут реализовываться тем же педагогическим составом, который не может научить детей в обычном режиме. То есть родителей направляют в определенное русло для того, чтобы они платили деньги, – говорит он. – А выбрать школу для своего чада родители не могут (за исключением частной), поскольку реализуется территориальный принцип поступления в учебные заведения. Где ребенок зарегистрирован, там родитель может подать документы на зачисление его в школу. То есть ребенок сразу же завязывается на определенное учебное заведение и на определенный преподавательский состав. Выбора у него нет. Это является проявлением коррупции, когда начинается подделка документов – и фиктивные договора аренды, и какие-то липовые справки с места жительства. Эта система нивелирует конкурентность учебных заведений: какая бы школа ни была плохая, в нее все равно пойдут дети, потому что она находится по месту их проживания.

А поделиться?