Харьковская трагедия: адвокат Зайцевой «удивила» заявлением



Защитники Алены Зайцевой просят выпустить подзащитную из СИЗО, сообщил адвокат потерпевших Дмитрий Марцонь.

По его мнению, слова, которые он услышал от адвокатов Зайцевой, «страшные», ведь Зайцева  участница ДТП в Харькове, которое унесло жизни шести человек.

«Слова свелись примерно к следующему: «Ну что поделать? Жизни погибшим уже не вернуть, произошедшее не исправить. Зачем мучить девушку? Неужели ее содержание под стражей поможет потерпевшим?» – пишет Дмитрий Марцонь на своей странице в Facebook.

Адвокаты Алены Зайцевой снова заговорили о том, что подзащитная «очень больна, содержание под стражей противопоказано – можем сделать ее инвалидом».

Дмитрий Марцонь уточняет, что никто из пострадавших в аварии и родственников погибших не верит в то, что девушка раскаялась. Те, кого он представляет в суде, предполагают, что Зайцева просто хочет уменьшить срок.

В деле Зайцевой указывают на отсутствие медицинского заключения о том, что состояние подозреваемой действительно такое, что содержание в СИЗО угрожает ее здоровью. Второй подозреваемый – Геннадий Дронов – ни разу не предлагал потерпевшим помощь.

Известно, что нарколог Елена Федирко, которая первой взяла анализы у Зайцевой, пропала и не появляется на заседаниях суда. Полиция занимается ее поиском.

Напомним, ранее «Судебно-юридическая газета» сообщала, что украинцы возмущены «раскаянием» Зайцевой. На последнем заседании суда один из адвокатов Зайцевой произнес речь, главный посыл которой заключался в том, что подсудимая сильно больна, содержание под стражей ей противопоказано, а ее «мучения» не вернут жизни погибшим.

Кроме того, мы писали, что появились подробности о побеге нарколога Зайцевой.

«Мужской голос сообщил полицейскому, что Федирко уехала на неподконтрольную территорию. А когда полицейский поинтересовался, с кем разговаривает, то мужской голос сказал, что это мастер по телефонам. Впервые слышу, чтобы мастер телефона так много знал о своем клиенте», — сообщила адвокат.

В полиции отметили, что они неоднократно ходили домой к Федирко, но ее там не оказалось. Однако никаких подтверждений из Госпогранслужбы о том, что свидетель могла пересечь линию разграничения, полиция не предоставила.