Геннадий Копейка: «Альпинизм учит достигать целей»

Апрель 21, 2018 18:14



Геннадий Копейка

Несколько недель тому назад посетив Харьков, мы просто не могли не встретиться с одним из самых выдающихся отечественных альпинистов, мастером спорта международного класса, «Снежным барсом», президентом Харьковской федерации альпинизма и скалолазания, старшим тренером сборной Украины по альпинизму Геннадием Васильевичем Копейкой.

В 1992 году он стал первым украинцем и 74-м человеком в мире, который поднялся на вершину самого смертоносного восьмитысячника планеты К2 (Чогори), осуществив восхождение в связке с Владимиром Балыбердиным.За его плечами — более 150 сложных восхождений, и на этом он не собирается останавливаться. Специально для рубрики «МКС — Прямая речь» Геннадий Васильевич изложил свое видение развития отечественного альпинизма, поделился своими ближайшими планами, а также определил ключевые задачи и перспективы спортивных восхождений.

— Геннадий Васильевич, среди множества горных районов, в которых Вы осуществили многочисленные восхождения, в какие горы Вам хочется возвращаться больше всего?

— Больше всего хочется возвращаться в Гималаи. Гималаи — это Мекка альпинизма, там особая атмосфера, и туда хочется возвращаться снова и снова. В последнее время мы полюбили Альпы: это комфортный район с удобной переездами на автомобиле и красивой природой.

— Какие перспективные и спортивно интересные районы Вы видите для прохождения украинскими спортсменами в ближайшем будущем?

— Для высотных восхождений это, конечно, Гималаи и Каракорум. Кроме 8-тысячников там есть множество пиков высотой 7000 метров, на которых можно найти маршруты для первопроходов. При наличии денег это очень перспективные маршруты, с которыми можно занять неплохие места на международных соревнованиях.

В. Копейка на предвершинном плече К2, фото В.С. Балыбердина, 1992 год

— Будучи участником четырех гималайских экспедиций, как Вы относитесь к зимним восхождениям на 8-тысячники? Насколько это обоснованный риск?

— На сегодня все 8-тысячники покорены, и, конечно, хочется чего-то, что еще никто не делал.Стремление взойти зимой на все 8-тысячники назрело, когда нужны были новые достижения. Многие люди выполнили программу восхождений на все 14 высочайших вершин планеты.Это стремление человека — преодолеть себя и сделать что-то сверхъестественное. Хотя, конечно, зимой 8-тысячник — это не очень естественно, и часто возникают большие проблемы.

— Вам не раз приходилось попадать в экстремальные ситуации на высоте, в частности, в холодные ночевки, расскажите, как пережить такие ситуации?

— Главное — не падать духом, согреваться эмоционально и физически, двигаться, не расслабляться. Если человек смирился с тем, что он может погибнуть, то он погибнет. Если будет бороться — выживет.- Как Вы прокомментируете недавнюю ситуацию во время зимней польской национальной экспедиции на К2, когда Денис Урубко решил подняться самостоятельно вопреки видению Кшиштофа Велицкого? Ведь альпинизм — это, прежде всего, командный вид спорта. Вы отмечали, что Ваш напарник Владимир Балыбердин имел склонность к соло-восхождениям …

— В альпинизме высот достигают люди неординарные. Часто они очень своеобразные, они имеют свое видение, которое отстаивают.Такие люди, как Анатолий Букреев, с которым мне посчастливилось совершать восхождения, Балыбердин …В советские времена мы считали, что альпинизм — это командный вид спорта, в команде надо ходить, чтобы страховаться. Но для таких ярких личностей предела нет, нет закона.Когда мы ходили с Балыбердиным, он часто уединялся на восхождениях. Был даже такой случай, когда в базовом лагере К2 он исчез на три дня, никому ничего не сказал, а через три дня вернулся и сказал, что, мол, я тут попытался на Броуд Пик сходить, но сверху оказалось много снега, одному не удалось его преодолеть.Конечно, это неправильно по отношению ко всей экспедиции. Если ты работаешь в команде, надо там оставаться. Урубко говорит, что он солдат, а Велицкий — генерал, но на самом деле получилось так, что он поступил иначе.

В.С. Балыбердин и В. Копейка после восхождения на К2, 1992 год

— Какие главные задачи Вы сейчас видите перед отечественным альпинизмом?

— Задачи должны быть адекватны средствам. В этом году у нас одна команда планирует восхождение на Гашербрум, есть команда, которая планирует техническое восхождение или на Памире, в районе Каравшина, или, возможно, даже в Альпах. Например, какой-то серьезный маршрут на Эйгер. Планы есть, но посмотрим, как будет со средствами.

— Что в целом ждет отечественный альпинизм в будущем? Каким Вы видите это будущее?

— Я думаю, что в дальнейшем альпинизм будет развиваться в двух направлениях — коммерческом и спортивном. И здесь надо поработать, чтобы гиды и инструкторы были квалифицированными, и не было несчастных случаев. Я очень надеюсь, что будет развиваться спортивный альпинизм, хотя для этого нужны государственные средства, которых, к сожалению, очень мало. Благодаря коммерческим восхождениям мы поднимаем статус и спортивного альпинизма. Об этом начинают говорить, и нас слышат.

— Реально ли в перспективе возрождение национальных экспедиций?

— Я сейчас занимаюсь организацией экспедиции на Эверест, мы работаем над этим уже полтора года. Мы не смогли найти спонсоров в Украине, хотя идея проекта интересна. Сейчас у нас есть американские спонсоры.Попробуем реализовать этот проект с ними этой осенью. Если будут налажены связи, если будет интерес у спонсоров, будут экспедиции. но для этого нужна идея не только чисто спортивная, нужно какое-то знаковое событие для спонсоров. Тогда можно находить средства и проходить хорошие маршруты.

В. Копейка на ледопаде Кхумбу, экспедиция на Эверест 1991

— Так в Ваших ближайших планах — Эверест?

— Да, восхождение на Эверест запланировано на осень. Это будет масштабная экспедиция. К ней мы еще будем готовиться — есть Гималаи, Памир, Альпы.

— На этот раз планируете подниматься с кислородом?

— Да, планируем идти с кислородом. У нас там большая задача от спонсоров, пока мы ее не выполним, мы должны быть живыми. Некоторые ребята рвутся идти без, но я точно не пойду без кислорода. Если у человека хорошая физиология, он нормально переносит высоту, то можно идти без кислородных баллонов. В некотором плане это лучше, потому что если что-то случается на 8500 с маской или редуктором, то ты не спустишься назад — не говоря о том, чтобы подняться.

— Какая главная идея этой экспедиции? Многие спортсмены участвуют?

— Главная идея — занести на Эверест флаг Америки, очень большой флаг, 450 на 150 метров. Он будет состоять из 13 лент, которые нужно будет расположить рядом и сфотографировать, возможно, на Южном седле. Боюсь, что это будет сложно. На вершину мы сходим отдельно, чисто для съемки мы сделаем это на склоне. Возможно, уговорю сделать флаг поменьше. Планируется 7 альпинистов и много шерпов.

— Как, по Вашему мнению, следует мотивировать людей заниматься спортивным альпинизмом?

— Дело в том, что коммерческий альпинизм постепенно может перерасти в спортивный. Люди, которые прошли много вершин в коммерческих экспедициях, сами потом интересуются спортом. И сама Ирина Галай, Тарас Поздний спрашивали о спорте.Тарас прошлой осенью вместе с Владимиром Рошко сходил на Манаслу. Рошко стал чемпионом Украины, а Тарас — нет. Я ему говорил, ты не член Федерации, оформляй разряды, занимайся спортом, и тоже будешь чемпионом.Когда люди достигли желаний, сходили на 8-тысячник, у них появится желание сделать спортивное восхождение. Коммерческие восхождения популяризируют альпинизм в целом.Практика последних двух лет, восхождение Галай и Яловчак это доказывают … В прошлом году на 8-тысячники взошли 8 украинцев. Это довольно редкий случай. Пусть они и не спортсмены, но интерес к альпинизму и к горам таким образом растет.

Г.В. Копейка во время экспедиции на Пик Ленина, 2017

— Способствовало ли упрощение разрядных норм для выполнения альпинистских разрядов увеличению массовости спортивного альпинизма?

— Недостижимые нормы в альпинизме — это неправильно. У нас в Харькове достаточно сильные альпинисты.В 1992 году я оформлял «Мастера спорта международного класса», и вплоть до 2008 или 2010 в Харькове не было ни одного мастера спорта, потому что разрядные нормы было невозможно выполнить.С 2010 до 2016 года ситуация несколько изменилась. Сегодня мы вручили удостоверение Евгению Тимко, до этого были Александр Заколодный и Анатолий Оченаш.

С присвоением большего количества разрядов появляется стимул заниматься спортивным альпинизмом. За прошлый год и уже в этом году мы оформили довольно много разрядов. Разрядные нормы должны быть адекватными времени. Например, в пауэр-лифтинге за год 50 спортсменов выполняют разряд на мастера спорта в Харьковской области. Для альпинизма это, конечно, много, но должна быть какая-то золотая середина.

— Какой сейчас ситуация с альпинистским соревнованиями, в частности, непосредственно в горах?

— Соревноваться по альпинизму — это, по сути, инициатива бывшего Советского Союза. После распада СССР мы периодически проводили чемпионаты СНГ, тогда еще под них выделялись средства, а с 2012 года решили называть это чемпионатами мира.

Первый и второй чемпионаты были в Крыму, я был их директором. На первом чемпионате участвовали 5 стран: Украина, Россия, Казахстан, Латвия и Грузия. На втором чемпионате уже выступали 9 стран, присоединились Румыния, Испания, должны были приехать поляки и чехи, но отпали в последний момент.Но потом Крым отобрали, в 2014 году россияне попытались провести чемпионат сами, но участие приняли только 2 страны — 9 команд из России и одна из Казахстана.

В прошлом и позапрошлом году я возил команду в Алматы. Первый чемпионат казахи провели хорошо, на второй — поленились сделать новые трассы, все смялось. Мы договорились, что будем выбираться в Европу, я предложил проводить или в Румынии, или в Высоких Татрах. Стали думать, какая сторона будет проводить. Россия отказывается проводить, потому что президент их федерации Волков не слишком поддерживает это движение. Во-вторых, если будет проводить Россия, то мало кто поедет.Поэтому предложили, чтобы проводила Украина. Проводить должен был я, но брать на себя ответственность за проведение — означает, что это дело надо финансировать. Наш президент Симоненко заколебался, мол, денег нет, пусть проводит Россия. Россия отказалась, поэтому в этом году вообще нет очного чемпионата, только заочные.

В гостях в Харьковском клубе альпинистов, 2018

— Расскажите немного подробнее, как проводятся очные чемпионаты?

— Проводили по-разному. Просто есть ряд восхождений, которые необходимо осуществить. В последнее время были варианты в два этапа — сначала отбор на коротких маршрутах 50-60 метров, соревнования связок. Далее был в финал, где уже нужно было осуществить определенное количество восхождений, или сходить максимум маршрутов за несколько дней.Помню, дикий чемпионат был в 2011 на «Замин-Карор» (прим. Фанские горы, Таджикистан). Тогда давалось 9 или 10 дней, соревновались в том, кто сделает больше восхождений за это время. Перепад высоты — 1200 м, все маршруты — 6-ки, за день не проходятся. Люди спускались вниз, падали, умирали от усталости, и сразу лезли обратно на маршруты. Все проходило на грани, фактически марафон.

В Крыму в 2013 году на втором этапе давалось 3-4 дня. В день ходили по 2-3 маршрута, на истощение. Тогда наши и русские были в фаворитах, между ними шло соперничество. Я как-то вышел на яйлу, они лезли по параллельным маршрутам. Вылезают русские — выкрикивают матерные слова, кто-то кричит, что сорвался, пролетел 20 метров. Россияне вообще лазают наугад. На том же Замин-Кароре у них была 80-метровая веревка, они лезли одновременно, без смены лидера, чтобы было быстрее, железа минимум, почти не страховались. После этого одновременное движение запретили.

— Проводятся подобные чемпионаты где-либо в мире?

— Проводятся фестивали, в Испании регулярно, в Македонии, Хорватии. Это несколько другое направление, это массовые мероприятия, их спонсируют производители снаряжения. Организаторы делают большой лагерь, распределяют по жребию маршруты. На прохождение дается или сутки или 3 дня. Судьи почти не следят за участниками. Но маршруты там обычно пробиты, участники соревнуются больше в скальном лазании. Участников на таких мероприятиях много, хороший призовой фонд.

— Наши спортсмены участвовали в таких фестивалях?

— Одесситы ездили, занимали позиции на уровне призовых мест. Однажды как-то заняли 3-е место, кажется. Пока это необычный для нас формат. В последнее время мы тоже называли наши соревнования международными фестивалями, в скобках — чемпионат. Так лучше с точки зрения финансирования.

— Каково Ваше отношение к горному туризму? Имеет ли он право на жизнь как отдельный вид спорта, или это пережиток советского прошлого? Возможно ли объединение классификации горных препятствий для походов и восхождений?

— Я считаю, что горный туризм должен существовать, потому что иногда туристы делают такие уникальные вещи, которые альпинисты сделать не могут. Спортом надо заниматься по-разному. Даже в альпинизме сейчас есть вещи, которые трудно сравнивать — высотный альпинизм, технический и скальный. Есть еще техника альпинизма. Горный туризм стоит в линейке этих родов деятельности в горах. Конечно, в нем должны быть свои спортивные разряды, нормы и звания.

У нас с горными туристами есть общие проблемы и задачи. В Харькове мы очень тесно общаемся с горными туристами, помогаем им сейчас в вопросах финансирования, в организации разрядных норм. Горные туристы сейчас проводят международные соревнования. Я думаю, что это прогресс, мы будем вместе решать вопросы безопасности и травматизма в горах, это очень важно.

Встреча с Г.В. Копейкой во время презентации книги Р. Месснера «Остаться в живых. Мои 14 восьмитысячников «в Киеве, 2018

— Расскажите немного о Ваших главных принципах подготовки к восхождениям? Как правильно тренироваться?

— Для разных видов альпинизма — по-разному. Если это высотный альпинизм, в первую очередь надо тренировать выносливость. Это бег, велосипед.Надо набирать акклиматизацию, периодически ходить в высокие горы. Если это технический альпинизм, то надо еще работать с веревкой, крючьями, тренировать технику лазания. Подготовка должна быть многогранной. Не менее важно быть психологически готовым к маршруту.

— Вы увлекаетесь высотной видео-съемкой, а не было ли у Вас желание написать собственную книгу?

— Когда нибудь я напишу книгу, возможно, после Эвереста, если он удастся. Пока есть много другой работы, и не хватает времени.

— Что пожелаете людям, которые приходят в альпинизм?

— Как и любой другой вид спорта, альпинизм учит достигать целей. Эта черта характера должна быть у любого человека, не только в спорте.Ее можно применять в бизнесе, личной жизни. Надо ставить цели и достигать их. На первый взгляд, они могут казаться недосягаемыми, но когда настойчиво идешь к цели, средства найдутся.

А поделиться?