Дело о ДТП на Сумской: на дебатах плакали потерпевшие и журналисты



Сегодня, 11 февраля, на судебном заседании в Киевском райсуде Харькова продолжились дебаты по делу о ДТП на улице Сумской.

Перед судом выступили потерпевшие Оксана Нестеренко, Николай Пономаренко, Людмила Фабрис, Тинатин Шевцова и их адвокаты, а также Игорь Берченко и его дочь Оксана Евтеева и их защитник Лариса Матвеева.

Каждый из пострадавших рассказал, как события 18 октября перевернули их жизнь.

Людмила Фабрис, которая потеряла сразу двоих родных – дочь и внучку, говорит, что она осталась какой-либо поддержки. Что горе подкосило здоровье ее престарелой матери, и чтобы заниматься нею, женщина оставила работу. Теперь она вынуждена существовать на небольшую пенсию. Людмила Фабрис не верит раскаянию Зайцевой, потому что та ни разу об этом не сказала журналистам.

Пострадавшая Жанна Власенко, которая была беременна во время аварии, призналась, что она не может избавиться ужаса за свою жизнь и жизнь своего ребенка, что ей до сих пор снятся кошмары. Рассказывая о своей жизни после аварии, женщина не смогла сдержать слез.

Оксана Евтеева, обращаясь к судье, размышляла, какие же острые ощущения искала Елена Зайцева, когда устроила скоростные гонки по центру Харькова. И если нормальные источники удовлетворения 20-летнюю подсудимую уже не впечатляют, то следует пожизненно запретить ей садиться за руль – чтобы сделать безопасными улицы Харькова и других городов.

Игорь Берченко, который выступал вслед за дочерью, вспомнил, как за четыре месяца до аварии его старшая дочь Оксана вышла замуж за Александра Евтеева. И что молодожены самостоятельно заработали деньги на свой праздник. В отличие от Елены Зайцевой, которая не только ни зарабатывала денег, а к тому же и не ценила то, что имела.

Игорь Берченко вспоминал, как целую неделю умирала его младшая дочь, как он держал ее за руки и просил не покидать их с матерью. А за соседней стеной лежала без сознания со страшными травмами старшая дочь Оксана. И только после похорон младшей Дианы, которая вскоре должна была выйти замуж, пришла денежная подачка в размере 50 тысяч гривен от семьи Зайцевой.

Во время речи Игоря Берченко в зале суда плакали потерпевшие и журналисты. Зайцева сидела с равнодушным выражением лица.

Адвокаты Дмитрий Марцонь и Галина Матвеева еще раз подчеркнули, что них много претензий к невыполненных должным образом экспертиз по установлению скорости автомобиля Зайцевой и ее пребыванию в состоянии наркотического опьянения.

Напомним, 18 октября 2017 года в 20:45 на перекрестке ул. Сумской и ул. Мечникова столкнулись автомобили Lexus RX 350 и Volkswagen Touareg. После удара «японец» врезался в светофор, перевернулся и вылетел на тротуар, где сбил пешеходов. В аварии погибли 6 человек, еще 5 получили травмы.

Ранее «Комментарии. Харьков» писали, что Киевский районный суд Харькова добавил к уголовному делу о ДТП ответ Министерства здравоохранения, вещества, которые принимала Елена Зайцева накануне аварии, являющихся наркотическими. 7 августа эксперты из Института Бокариуса не смогли точно определить скорость автомобиля обвиняемой Елены Зайцевой.

2 октября Геннадий Дронов извинился перед потерпевшими, но вины своей не признал и выплачивать компенсацию по искам отказался.

9 октября адвокаты подсудимых ходатайствовали о скрупулезном изучении улик, а Зайцевой вызывали «скорую» в суд. Защита водителя Lexus настаивала на госпитализации клиентки и требовала домашнего ареста. Но медицинская комиссия, которая комплексно обследовала Зайцеву, не нашла у нее проблем со здоровьем.

20 ноября эксперт показал движение Volkswagen с помощью игрушечной машинки.

26 ноября адвокаты Зайцевой принесли в суд справки 11-летней давности о травмах подзащитной, которые она получила во время аварии в 2007 году.

4 декабря государственный обвинитель и адвокаты подсудимой выступили против судебно-психиатрической экспертизы водителя Lexus.

Адвокат потерпевших Лариса Матвеева пожаловалась в Квалификационно-дисциплинарную комиссию на прокуроров, которые готовили обвинительный акт и участвуют в резонансном процессе по ДТП на Сумской.

19 декабря судья Попрас оставил Зайцеву и Дронова под стражей до 16 февраля.

Правоохранители нашли доказательства прогулов и подделки данных в автошколе – за два месяца обучения вождению Елена Зайцева пропустила 5 занятий.

8 января судья внес результаты автотехнической экспертизы в дело, согласно которым Lexus Алены Зайцевой двигался со скоростью 106 км/ч и что трагедии можно было бы избежать, если бы Зайцева вовремя затормозила.

22 января нарколог Елена Федирко заявила, что опиаты в моче Зайцевой были, а наркотического опьянения – нет.

23 января эксперты, которые проводили дополнительную судебно-медицинскую экспертизу состояния Алены Зайцевой после аварии, заявили, что не нашли у Зайцевой признаков наркотического опьянения.

28 января пострадавшая Жанна Власенко, которая на момент ДТП была беременна, заявила, что хотя она и взяла деньги от семьи Зайцевой, это не значит, что она хочет, чтобы сняли обвинения с подсудимой. 

6 февраля в процессе по резонансному ДТП начались дебаты. Государственные обвинители попросили для Алены Зайцевой и Геннадия Дронова по 10 лет каждому, поскольку они не обнаружили раскаяния.